Книжные полки преткновения



Надечку не переставала поражать черная неблагодарность ее семейства. Иногда она чувствовала себя настоящей Золушкой. Правда, никакая мачеха и злые сестры не заставляли ее перебирать фасоль или высаживать розы. Надечка сама давала себе задания, сама с ними справляясь и сама себя бранила. Домашние оставались совершенно равнодушными к ее титаническим усилиям по наведению порядка и уюта.

 

Сегодня она принесла из магазина две полки. Несла их лично три квартала. Останавливалась время от времени, отдыхала, а потом, взяв под мышки неудобные деревяшки, тащилась дальше. Полки были тяжеленные. И на глазах у Надечки закипали злые слезы. Сумку на длинном ремешке, которая мешала тащить приобретение, она повесила себе на шею. И прохожие с веселым любопытством оглядывались на ненормальную дамочку. Надя ненавидела всех их, весь белый свет, проклятые полки, а больше всего ненавидела мужа. Валера, услышав, что ему нужно немедленно приехать в мебельный и забрать Надю вместе с полками, как обычно, отговорился срочными делами на работе. «Надюша, да ну их эти полки! Потом заедем вместе и купим». Надя знала это его любимое «потом». «Потом» означало «никогда». Он откладывал на потом все: чистку ковра, покупку дивана, ремонт кухни. Поэтому Надя делала все это сама. Сын Никита тоже не спешил принимать участие в домашнем строительстве. У него были репетиции в рок-группе, занятия в университете, свидания с девушкой. Надя в очередной раз остановилась и поставила полки на чистый участок асфальта.



В голове у нее прокручивался список обвинений своим мужчинам. Ковер она прибивала к стенке своими собственными руками. Старый линолеум на кухне отрывала лично. При этом обломала три ногтя. Она передвинула мебель в прошлом месяце. Она разобрала завал на антресолях. Она покрасила батареи. Она пахала на них всю жизнь. А они даже не замечали ее усилий! «Все! Это последний раз» — твердо решила Надя и потащила полки дальше.

В узком лифте застряла со своей поклажей, и помог ей сосед. Он посмотрел на ее красное от злости и усталости лицо и сказал: «Соседушка, нельзя так себя загонять! Подумайте о своем здоровье…» Оттого что посторонний человек сказал ей слова, которых она никогда не слышала от близких, Надя расстроилась еще сильнее. В квартиру она вошла уже рыдая. Бросила полки на полу в коридоре и прямо в пальто и сапогах упала на диван.

«Ну и кому это нужно было?!» — раздался над ней голос супруга. Конечно, он был дома, в тапочках и с газетой. Проскуровский тон и сложенные на груди руки. Выражение лица оскорбленное и обиженное одновременно. «Как это — кому нужно? Нам нужно! Тебе в первую очередь. Это твои книги валяются по всей квартире!» — «Мне лично они не мешают. А если тебе хочется изображать труженицу, пожалуйста. Я не собираюсь участвовать в этом». И с видом поруганной добродетели Валера отправился на кухню. Следом появился сын. «Мама, а где мои джинсы? Ты чего лежишь? Устала? Надо меньше лишней работы делать. А ты мне ботинки почистила? Только не приставай ко мне с этими полками. Сегодня я их прибивать не буду…» У Нади возникло закономерное желание бросить полки вниз с балкона. И только мысль о том, как она тащила их три квартала, остановила этот порыв.

Выйдя на кухню, Надечка накапала себе валерьянки, проговорив при этом: «Сердце колет. Тащила такую тяжесть». Валера на высказывание никак не прореагировал. Тогда Надя сообщила в пространство: «Хорошо жить эгоистам. Их ничего не тревожит». Муж снова промолчал. «Некоторые так устроились в жизни, что все за них делают другие!» — продолжала Надя монолог. Валера не выдержал атаки: «Надя, чего ты от меня хочешь? Я работаю. Устаю. У меня нет времени учавствовать в твоих идиотских замыслах. Сначала ты чего-то делаешь, не спросив моего мнения. А потом предъявляешь претензии по этому поводу». Ссора продолжалась до позднего вечера. Полки лежали в коридоре, и время от времени кто-то о них спотыкался.

Ночью Надя думала о своей тяжелой жизни. Почему так складывалось, что она всегда пыталась сделать что-то хорошее, полезное, важное для семьи, но никто этого не ценил. Почему ее усилия наталкивались на раздражение и злость домашних? Собственно, никому из них и дела нет до нее самой. Муж занят своими делами, сын — своими. А как хочется услышать такие важные слова: мы тебя ценим, мы тебя любим… Она всхлипнула пару раз и заснула. Муж лежал рядом и думал о том, что ему надоело слышать постоянные обвинения. Надоело слышать раздраженный голос жены. Что ему давно хочется хлопнуть дверью и уйти. Потом он тоже уснул.

А наутро ему явилась фея. В лице его начальника отдела. Фея вручила ему горящую путевку на двоих. Валера хотел отказаться. Но что-то его остановило: может, воспоминание о том, как десять лет назад они с Надей ездили в Болгарию? Тогда им было хорошо вместе… Идя домой, он думал, что жена, скорее всего, начнет ворчать по поводу незапланированных расходов. Но к его удивлению Надечка взяла конверт с путевкой, покраснев, словно девчонка. «Вдвоем? На неделю?!» — счастливо воскликнула она и поцеловала Валеру не привычным сухим клевком в щеку, а как давным-давно — в губы.

В доме стоял веселый кавардак. Валялись книги и носки. Надечка с веселым ужасом кричала мужу: «Валерик, солнышко, мы же опаздываем!» А он отвечал снисходительно: «Не говори глупостей. У нас еще уйма времени».

Сохраните на память, делитесь с друзьями и оставляйте комментарии.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Отправить сообщение

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Подписаться на
avatar
2000
wpDiscuz