Есть ли жизнь… в пенсионном возрасте?



«Конечно, есть!» — скажут одни. «Разве это жизнь?» — поставят риторический вопрос другие. «Не хочу об этом говорить. Меня это не коснется», — такой ответ предоставят третьи. Будут и другие варианты. Но общей в них будет попытка отстраниться от вопроса.

Почему так? Даже, если посмотреть на наличие популярной литературы по психологии – ее сегодня предостаточно и она разного уровня – то можно найти достаточно информации по воспитанию детей, общению с подростками, о переходном возрасте, взаимопонимании в семье, об общении вообще – и опять о воспитании детей.

2

Но когда целью является поиск информации об особенностях определенного возраста – оказывается, что информации, касающейся 60-летних людей очень мало, а относительно возраста после 60-ти – «тишина». Имеется в виду психологическая популярная литература, предназначенная для людей, которые не являются специалистами, но при этом хотят понимать, почему что-то с ними происходит, и как выбрать свой оптимальный путь. В специальной (научной) литературе ситуация несколько лучше.

Сказать, что ничего не говорится (не пишется, не показывается) о возрасте и человеке в возрасте, который называем «пенсионным», — значит – сказать неправду. А если разобраться, что именно говорится, какие аспекты рассматриваются, то окажется, что рассматриваются в большей степени социальный и медицинский аспекты. И в основном с позиции «как плохо здесь и хорошо там» и «болезни – обязательный компонент; как лечиться, чем лечиться».

Эта картина очень логично (формально логично) соотносится со стереотипами отношения к особенностям «преклонных лет». Стереотипами, которые имеют молодые (среднего возраста) люди и те, кто уже пересекли границу среднего возраста.

Стереотипы отражаются в словах, которыми мы помечаем возраст, а затем слова опять формируют стереотипы. Так, если взять термин «преклонный возраст» — «наклонный» — тот, кто клонится, наклоняется, может, качается – под каким-то грузом. А когда планируется обсуждение или статья на эту тему – какое слово так привычно возникает рядом? Конечно, слово «проблема». Вот и появляется название (оно уже превратилась в клише) «Проблемы преклонных лет», или «Проблемы людей преклонных лет». «Проблема» — такое серьезное, «тяжелое», модное слово. Вот под каким грузом клонится возраст. Кстати, с проблемами можно ничего не делать. Это же – Проблемы! Это вам не какие-то задачи, которые можно решать, или особенности, которые можно учитывать. А Проблемы – это что-то очень большое, необозримое, на решение этого «что-то» нужно много времени. Короче – не в нашей жизни.

Попробуем разобраться, почему слово «Проблема» обычно возникает в данном контексте. Почему человек, который пересек границу (да, границу!) пенсионного возраста, несмотря на объективно оцениваемое состояние здоровья, часто несет в себе внутреннюю готовность болеть, ограничивать свою активность и социальные связи? При этом у многих людей в данном возрасте, при общении со сверстниками, приоритетными становятся темы болезней, политики и перипетий жизни героев сериалов. Конечно, есть также люди в возрасте «поздней взрослости» (сегодня исследователи таким термином предлагают помечать возраст от 60), которые живут полноценной жизнью в согласии с изменениями, происшедшими с ними, осознавая их и находя новые актуальные средства функционирования. Но мы рассмотрим общую картину.



Если взять социально-культурные условия, в которых взрослели люди, которым в настоящий момент 60+, то можно увидеть, что с точки зрения формирования отношения к жизни в пенсионном возрасте и к людям, которые находятся в нем, те условия почти не отличаются от современных, в которых растут и взрослеют будущие пенсионеры. Только когда мы говорим о тех временах, то рассматриваем влияние пропаганды и семейных ценностей, сейчас же добавляем влияние рекламы. Относительно пропаганды ценностей – было и такое: «Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет». Но как-то не конкретно: то есть «старики» — это кто, в каком возрасте? «Почет» — как это выглядит, каким образом его организовали «везде»? И если слово «дорога» в данном контексте несет предложение, даже обязательность действия (дорогой идут), то, что могут делать, как действовать те, кому «везде у нас почет»? То есть просто быть «стариками», от которых никто и не ждет действий, и принимать «почет».

Другие тексты и наглядность воспевали «человека труда». То есть не просто – человека, а того, кто занимается работой. Причем тяжелой работой, которую выполнять могут молодые, физически здоровые люди. Вспомним литературу, песни, фильмы – герои или работают на заводе, или в сельском хозяйстве, или служат в армии (правоохранительных органах). Причем главные герои, которые действуют активно, — это люди молодого или среднего возраста (обычно, играли их актеры в возрасте среднем и старшем). Герои второго плана могли быть постарше. Часто это были комедийные персонажи. И волей сценаристов они не были носителями активных действий. К ним могли приходить активные герои – за мудрым советом, или, чтобы получить устаревшее суждение и поступить наоборот.

На фоне этих творений немногочисленные произведения о людях умственного труда «не делали погоды». Они поддерживали общее направление пропаганды (относительно возраста) – хотя ученые изображались людьми в возрасте поздней взрослости, обычно эти герои были странными или «чудаками».

Зритель (слушатель) расшифровывал послание, которое содержалось в данных, – можем уже сказать – продуктах, таким образом, что между словами «человек труда» и «человек» стоит знак сравнения. И когда ты уже не можешь выполнять работу, которая требует физической силы, ты не являешься «человеком труда». Ты не тот, кого воспевают. Наверно, этого периода жизни не очень хочется достигать. Он даже пугает. Есть образцы поведения в возрасте «человека труда». Очень мало – в старшем возрасте. Причем социально одобряемым является неактивное, зависимое поведение. Поведение человека, который считает, что окружающие ему всем обязаны, но при этом они этого не понимают, и долги отдавать не собираются.

Сегодня наглядности прибавилось. О рекламе и ее влиянии не писали только ленивые. Фильмы стали другими, в них как раз герои в большей степени занимаются интеллектуальным трудом. В основном это виды деятельности, которых просто не было во времена молодости современных людей в возрасте поздней взрослости. А образ позитивного героя тот же, даже стал агрессивнее продвигаться. Это человек молод, имеет подчеркнутые (стереотипные) черты молодости: физическую привлекательность, физическое здоровье, красивое тело, возможность активно действовать.

Если в рекламе используется образ человека пенсионного возраста, то (за редкими исключениями) этот персонаж представляется как тот, кто нуждается в жалости, заботе, является смешным в своих попытках «вспомнить молодость».

 

vayv

И здесь хочется поблагодарить сериалы, ругать которые считается сегодня «хорошим тоном». Как раз во многих сериалах показаны позитивные образцы поведения и образ жизни людей в возрасте поздней взрослости. Персонажи в таком возрасте элегантно наряжаются (а не кидаются привычной фразой: «Мне ничего не нужно»), выбирают светлые краски, активно действуют, влюбляются. То есть живут полноценной жизнью, учитывая объективные особенности, связанные с возрастными изменениями.

Часто семейные установки относительно возраста поздней взрослости «подкармливают» стереотипы, с которыми человек подходит к этому возрасту. Если внимание ребенка обращают только на то, что бабушка и дедушка — старые, их нужно жалеть, лечить, заботиться, то может случиться так, что намерения представителей старшего поколения вести активную жизнь будут восприниматься с удивлением или даже с осуждением. Ведь не была получена информация о важности стариков для гармоничной жизни семьи, также об их достижениях – профессиональных, интеллектуальных, духовных. И когда этот ребенок достигнет пенсионного возраста, то будет бессознательно хотеть «нормы» — то есть быть слабым, зависимым от окружающих.

Ведь разговоры на темы болезней, поведения политиков или героев сериалов, сплетни, — это разговоры о чужой жизни, которая будет продолжаться независимо от того, говорят о ней или нет.

Конечно, нужно воспитывать в младших сочувствие, умение жалеть и заботиться. И вместе с этим – воспитывать отношение к изменениям, которые происходят в состоянии человека со временем, как к нормальному течению жизни. Понимание, что человек – это не только физические возможности. Напротив, такой рекламно-глянцевый взгляд является ограниченным и бедным.

Возраст поздней взрослости – это новый этап жизни. В нем есть потери – как уровня физических возможностей (привлекательности), так и близких людей. Есть субъективные изменения окружающей среды – что-то стало менее удобным, что-то даже угрожающим. И на этом этапе найти свободу – от определенных телесных потребностей, от стереотипов, от страхов… Так, многие люди пенсионного возраста имеют лишний вес. Они зависят от привычек в питании, от отношения к еде. Происхождение этого стереотипа часто драматично – люди, которые пережили нашу историю, отождествляют возможность «хорошо» поесть с качеством жизни. Хоть с возрастом потребность в количестве калорий уменьшается, а на первый план выходит качество. Освободиться от стереотипного отношения к питанию может помочь осведомленность, знания о процессах, которые происходят в организме. А отношение к наступлению возраста поздней взрослости, как к нормальному жизненному этапу, поможет искать информацию именно о закономерных процессах, а не о болезнях. То есть изменение отношения – это смена взгляда на этот возраст с гериатрического на геронтологический (гериатрия – раздел клинической медицины, изучающей особенности заболеваний у стариков, а геронтология – наука, которая изучает старение живых организмов, в том же числе и человека). Осознание того, что человек, – это больше, чем только календарная молодость, дает свободу от стремления любой ценой сохранить вид молодого человека и от саморазрушительных переживаний, когда это, конечно, не удается.

Вообще, сознательное отношение к этому этапу дает свободу подводить итоги жизни, вырабатывать адекватные конкретные жизненные планы; освобождает от позиции жертвы, которая никогда не бывает довольной. Возраст поздней взрослости, как этап имеет свое продолжение и завершение – это старость (ее календарный возраст разные исследователи определяют по-разному) и, именно, окончание жизни.

На бытовом уровне в нашей современной культуре не является приемлемым говорить об окончании жизни. А люди, которые находятся в возрасте поздней взрослости, часто нуждаются в разговорах об этом и сталкиваются с дистанционированием со стороны более молодых собеседников. Сознательное отношение также дает свободу говорить об окончании жизни, как о нормальном, естественном ее течении.

Освобождение от стереотипов – это поступок. И осмелиться на него не всегда легко. Стереотипы важны, они действительно помогают жить. И при этом человек, который осмелился на сознательную жизнь в пенсионном возрасте, может с этим справиться. Хорошо, если на этом пути к свободе у него будет помощник. А если нет — он сможет это сделать сам, если увидит в этом смысл и осознает свое настоящее желание.

Сохраните на память, делитесь с друзьями и оставляйте комментарии.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...



Отправить сообщение

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
Подписаться на
avatar
2000
wpDiscuz